Священников согласится работать на государственный канал

Алексей Священников Алексей Священников, окончив карьеру в центре года, сообщил Eurosport.ru о тренере Черчесове, с которым не желает больше разговаривать, приятеле Гениче, за которого крайне грустно, и о том, что ему лично никогда в жизни не было неудобно.

– Отчего вы приняли решение завершить играть как раз в настоящее время?

– Поскольку идеи о окончании стали появляться не так давно, если же уж задумался про это, то для чего тянуть? Чего ожидать? Видите, выработавшаяся картина не давала мне счастья. А я крайне хочу быть удачным человеком. Я в этом году играл лишь за дубль. Когда ты даешь команде всю душу, все силы, состояние здоровья, а итога нет, и тогда думаешь – для чего это надо?! Особенно, основной команде я оказался не нужен.

– Как это Алексей Священников оказался не нужен основной команде?

– Спросите Черчесова. Он, когда пришел в команду, заявил, что я не нужен ему. Я не понимаю, что его принудило поступить так неприглядно, так как он даже не видел, как я тренируюсь. Было очень много фактов, действительно. Заявлю так: это далеко не тот человек, с которым бы я хочу разговаривать. Дальше мои представители начали находить виды. Я заявил, что в первую и вторую лигу ни ногой, а предложения были именно из ФНЛ, преимущественно. Из Казахстана поступило отличное предложение в денежном плане. Однако я не стал бросать семью, невзирая на огромные денежные средства.

– Руководство не предоставляло обязанность в клубе?

– Они понимают, на что я рассчитываю и что я хочу. Нет в настоящее время должностей. Быть на вторых-третьих ролях не хочу. Главой либо президентом – на большее я не рассчитываю. Я хочу всякими способами помогать клубу. Хочу, чтобы клуб выполнял мои решения, чтобы удерживал меня. Не хочу просто сидеть в кабинете, выступать номер. Это как на лавке вспомогательных. Не для меня. Хочу сам принимать решения и чтобы к ним вслушивались.

Священников согласится работать на государственный канал

 – С кем «Амкар» будет соотноситься после ухода Чупракова, Оборина, Парамонова, Попова?

– Точно не могу с уверенностью сказать. Человека так как не назначишь на пост «лицо клуба». Это устанавливает народ, его не перехитришь. Надо до последнего пульсировать за клуб, предпочитать его на самом деле, а люди сами расценят. В настоящее время мне трудно представить кого-то, время покажет.

– Вы играли в 1-й лиге, когда в отечественном футболе не было огромных денежных средств…

– Я себе в 20 лет мог позволить приобрести автомашину, играя во 2-й лиге. Она была старая, разумеется, вся разделенная, однако это была моя автомашина. А в 2000 году я дал все собственные денежные средства до копейки, восемьсот миллионов, и приобрел в Перми квартиру. Может, это были далеко не самые огромные денежные средства, однако я устанавливал себе задачи и длительное время умножал. В «Амкаре» всегда были одни из минимальных получек, однако все мы равно стали прекрасно зарабатывать, в особенности в последние годы. В чем либо даже мог щегольнуть.

– К примеру?

– Я приобрел себе дорогостоящие часы Rolex. Я и в настоящее время себе хочу приобрести вторую модель данной же компании, однако они стоят втрое дешевле. Не понимаю, продуманная либо легкомысленная это покупка, однако хочу – и все.

– Вы с «Амкаром» прошли маршрут из наиболее низов. Что это была за бригада в те года?

– У нас всегда была бригада домашняя. Все мы намеревались семьями на свадьбы, дни рождения. Это все помогало на поле затем. Мы обоймой в тринадцать-четырнадцать игроков вернули 42 поединка и вышли в Премьер-лигу. Было круто.

– Существует соображение, что лишь «Амкар» и «Спартак» из Нальчика выходили в Премьер-лигу искренним маршрутом.

– Так и есть. В том году у нас соперниками были «Кубань», «Терек», «Томь», однако мы вышли с первого места. Впрочем у нас никогда в жизни не было никакого управленческого источника. Мы даже на арбитров, которые делали ошибки, не сообщали претензий. Все равно ничего не поменяется. Вероятно, верно и делали, раз достигли итога.

– Самый поразительный отъезд?

– Когда я был в «Рубине», мы полетели на игру в Нальчик. Однако я тогда совместно с хорватом Сергеем Томасом играл за дубль. А Томас до РФ сыграл в Италии, Великобритании, Германии. По прилету в Нальчик выясняется, что региональный дубль ведет матчи в некотором небольшом городе в Кабардино-Балкарии. Представляете, что там за спорткомплекс и поле? И здесь Томас начал жаловаться: «Вот, доиграл. Я так как играл против «Манчестер Юнайтед», «Ливерпуля», теперь здесь». Хихикали с ним совместно стояли. Такая футбольная жизнь, сегодня ты тут, послезавтра ты там.

– Пройдя в «Рубин», ощутили разницу с «Амкаром»?

– Сам клуб уровнем выше. Основа, поля, очень много штата – все что-нибудь делают. Игрок на основе должен быть за час до тренировки. Все строго, все сосредоточены. С одной стороны, это несколько в натянул, с иной – так и может быть: ничего не отводит от футбола.

– Блюдо Бердыев в жизни другой?

– Такой же слабый, размеренный. Время от времени, правда, может накричать. Все тренировки, концепцию проводит сам. Его ассистенты время от времени подгоняют лодырей, когда Бердыев смотрит в стороне. Что же касается Бердыева как человека, я вспоминаю только наш первый диалог. Он заявил, что счастлив меня лицезреть тут и вообще достаточно давно планировал позвать. Больше у нас и разговоров-то не было – так, поинтересуется, как дела, чем надо помочь? У него собственный подход к всем людям, и подпускает к себе ближе он лишь тех, кого полагает необходимым. Если б я был одним из них, полагаю, я до сегодняшнего дня бы играл в Казани. Бердыев мешал времени на раскачку, адаптацию. Если игрок не подступал либо не тащил, ему искали смену. Особенно «Рубин» себе это может позволить. Там на любой тренировке с первой до заключительной секунды нужно подтверждать, что ты самый лучший. При этом самый лучший не в команде, а в РФ. Однако я так или иначе не сожалею о проходе. Я понимал, куда тянулся. Я играл с мощными футболистами под управлением сильного тренера. Наконец у меня получилось, пускай несколько, однако поиграть в том самом поединке с «Барселоной». Это того стоило. 

  Черчесов кидался оглушительными словами в адрес болгар, однако у них в команде отличная помощь. Понадобилось вернуть  

– Футбол Сергея Оборина вы как-нибудь представили прошлым столетием.

– В то время так и было. Мы это осознали, когда пришел Рахимов. Человек пожил в Европе, там же выучился на тренера. Подход к учебному процессу стал совершенно иным. Может, это избитые вещи, однако итог бесспорно. Игроки-то остались такие же, а итоги стали совершенно иными. И футболисты стали ощущать себя смело. Для меня понятно одно – не надо быть суперталантом либо иметь в команде 11 Месси, чтобы все побеждать. Для любого человека необходим собственный подход в учебном процессе. Глядите, при Оборине мы очень много впускали. При Рахимове стали впускать почти меньше всех – строго играли позади. Наступает Божович – стали больше играть в атаку, и благополучно. И это, повторюсь, с одними и теми же игроками – состав у нас изменялся нечасто.

– Если не очередной болгарин дополнялся в команду.

– Это представляется, что их очень много было. А действительно всего 4. Первоначально пришел 1, взялся, замотал. Бригада его утвердила. Затем Жору Пеева приняли. Человек был приспособлен к нашему футболу в Украине, сыграл в Лиге Чемпионов. Им вдвоем легче было, радостнее и самое важное, что играют прекрасно. От блага блага не разыскивают, для чего где-то еще находить футболистов, если болгары себя показали? Вот и Мартина Кушева приняли, когда он сыграл в РФ. В настоящее время Занев прибыл. Они все стандартные мужчины, друг дружке помогают, стремительней осваиваются. Они от нас ничем не различаются. Может, немного не менее секретные и не менее гордые.

– В особенности после передвижения в дубль?

– Необычная история. Черчесов кидался оглушительными словами в их адрес. Однако у болгар, вероятно, была отличная помощь в команде, и ему понадобилось их вернуть. Все, разумеется, были в ударе. Никто не осознавал, отчего это случилось? Также, как и в обстановки Волкова с Поповым. Я, к слову, думаю, что про Черчесове Волков мог открыться и замотать так, как от него достаточно давно ожидают, однако инструктор не пожелал возиться. А Волкову, чтобы замотать, необходим человек, который бы его отправил в необходимое направление.

Священников согласится работать на государственный канал

 – Отчего у болгарина Димитара Димитрова не сложилось в Перми?

– Меня тогда не было в команде, в точности сообщить не могу. Согласно слухам, он очень много воли дал игрокам, разбежался на профессионализм.

– Но несмотря на это у Божовича пошло.

– У него весь учебный процесс разрисован на месяцы вперед. Все занятия с мячом и на повышенной скорости. Все крайне активно. Бригада у нас тогда сформировалась, вот мы и замотали еще лучше. Добавьте сюда еще окружающую среду при Божовиче.

– Тут не справиться без мотоциклы.

– Всем хорошо известно, что у него все шуточки сексуального характера. На тренировке он нам демонстрирует раскрытую кисть руки, когда все пальцы выпрямлены. Демонстрирует на большой мизинец, который смотрит наверх и говорит: «Это ты в 20 лет». 2-й мизинец немного ниже – это ты в 30 лет. Следующий – это ты в 40 лет. И тому подобное. Бригада со хохоту каталась по полю.

– Но несмотря на это когда Миодраг 2-й раз уходил из команды, вы быстро откликнулись.

– Он поступил неприглядно, факт. И он лично это знает. Он столько сообщал о клубе, что ему все нравится, сам же за день до начала года просто бросил команду. Именно тогда я и выступил, что не могу данный ход осознать. В настоящее время я осознаю, что это все же самый лучший инструктор, который был у «Амкара». Вероятно, он и сам в настоящее время жалеет. Однако такая жизнь.

– Вторая символьная фигура для Перми – Евгений Левенец. Что с ним?

– Никто не знает, где он и чем занимается. У нас в команде есть человек, который с ним прекрасно дружит. Однако даже он не в состоянии до него дозвониться, номера не отвечают. 

– Отчего в Перми не случился футбольный расцвет, даже когда бригада вышла в Лигу Европы?

– У нас город крайне миролюбивый в данном плане. Но несмотря на это среди детей в настоящее время проходит твердый подбор в футбольную школу, поскольку их множество. Для них огромная задача очутиться когда-то в составе команды. А взрослым болельщиком, как досадно бы это не звучало, мы не обзавелись. Вполне может быть, поскольку не достигали больших итогов. Однако мы пытаемся, пробуем что-нибудь изменять.

– Как считать мотивацию, когда бригада не ставит впереди себя никаких задач?

– Мы устанавливаем большие цели для себя всякий раз. Всякий раз мы намерены выиграть. Другое дело, что это далеко не всегда выходит. Однако мы же не выходим на поле с думами: «Да хорошо, все равно проиграем». Вне зависимости от конкурентов цель всегда – одолеть. Кроме того футбольный поединок – это задор, шоу, болельщики, мы получим этим денежные средства. А то, что далеко не всегда получим очки – такая судьба середняков.

  Если можно было бы вернуть время назад, стал бы хоккеистом  

– В «Амкаре» вы играли с Геничем. Он на телевидение не приглашал?

– Нет. Мы с ним сейчас совершенно недостаточно разговариваем, наши пути достаточно давно разошлись. У него собственное виденье футбола, у меня другое. Я всегда защищал и буду защищать интересы «Амкара». Ему это далеко не нравится, в особенности, когда я ему это выражаю. Однако я счастлив его успехам на телевидении. Мне грустно за него – у нас страна чересчур предубежденная, и я думаю, его больше не позовут объяснять матчи сборной. Надо полагаться, что это только мои домыслы.

Мне, разумеется, любопытно попробовать свои силы на телевидении. Однако в Перми мало программ на футбольную тематику, а на государственные телеканалы не звали. Если поступит предложение, я дам согласие.

– Вы начали говорить о суеверии. Поведайте о собственных приметах.

– У меня всегда была предзнаменование – одевал предварительно правую кроссовку, затем левую. И начинал, как следствие, в том же порядке. Впрочем я не могу себя представить ни предубежденным человеком, ни духовным, однако «Отче наш» я перед любой игрой разбирал. И просил помочь всей собственной семье, членам семьи. Меня это отчего-то заряжало, давало сил. Вообще, у любого футболиста есть собственные признака. Однако на то они и признака, чтобы о них никто не мог знать.

– За какой поединок «Амкара» вам неудобно?

– Нет такого. Мы проиграли даже 0:6 1 раз. Однако никогда в жизни меня невозможно было упрекнуть в безволии. Да, может где-то не хватало физических сил. Однако я всегда отдавался на минимум.

– Я полагал, вы представите поединок с «Анжи».

– А отчего я его должен представлять? Чего в данном поединке особого? Мне мои товарищи не из мира футбола сообщали: «Да хорошо тебе, вон же рассказывают, что сдали». Я отвечаю: «Покажи того, кто говорит». Я никогда в жизни в эти игры не играл, ко мне бесполезно даже с такими вещами направляться. Мы пропустили-то в дополненное время, впрочем до данного у «Анжи» были прекрасные факторы. Что их игроки, специально, что ли, не заколачивали? Вы взгляните, после упущенного нага у нас еще был момент, не свезло. Грустно, когда люди выдаются, дерутся, а им затем вот такое рассказывают. В футболе же очень много подобных образцов, как Керимов и «Уралкалий», однако никто же не свидетельствует, что это условная игра. «Уралкалий» достаточно давно нас спонсирует, и мне грустно, что они «Амкару» предоставляют несколько денежных средств.

– В нашем футболе когда-то будет порядок?

– Я всегда сообщал, что отечественный футбол – это лакмусовая бумажка нашей жизни. Невозможно организовать какую-то отдельную область, пока в стране такой неразбериха. У нас все клубы федеральные, о чем может идти речь? В настоящее время, правда, Галицкий был замечен – может, он может поменять наш футбол…

– Если время вернуть назад, что поменяли бы в собственной карьере?

– Стал бы хоккеистом. Я продолжительное время занимался хоккеем. Держал всеми финтами хоккейными. Затем пошел на футбольную секцию, и мне 2 года грезились хоккейные сновидения. После занятий по футболу колесил на хоккейные состязания. Кто знает, вполне может быть, хоккеист из меня бы вышел лучше, чем футболист?

– Обида осталась, что в сборную так и не попали?

– Тогда была обида. Мы так как на самом деле прекрасно играли, бригада недостаточно впускала. Однако инструктор оказался прав – все знают итог на Евро-2008. Впрочем с приятелями острил, что это мог стать мой чемпионат.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *