Харрисон Ford: Я не считаю себя иконой современной культуры

Харрисон Ford Харрисон Ford сообщил корреспондентам Collider о собственной работе над картиной «Игра Эндера», развития зрительных результатов, своем легендарном статусе, и поделился советами юным артистам.

— М-р Ford, приветствуем Вас с блестящей работой в «Игре Эндера». Разбирали ли Вы книжку до того, как договорились на проект?
— Нет. Я обрел план до того, как прочел книжку. В центре сюжета располагаются крайне интересные вопросы. Обязанность, отношения между поколениями… Мне эти темы были любопытны. Я повстречался с создателями картины и осознал, что они готовят перспективный проект, который будет на самом деле увлекателен и нужен молодой публики.
— Кинофильм на самом деле крайне умный. Имеется ли в нем темы либо вопросы, которые способны стать объектом обсуждения юношей и молодых женщин?
— Полагаю, что после просмотра картины у посетителя могут появиться определенные вопросы, а это всегда считается признаком отличного домашнего кинофильма. Рассчитываю, что юные ребята будет требовать опекунов сходить с ними на сеанс. Если у них будут вопросы, то взрослые сумеют ответить. К тому же, и опекуны сумеют брать собственных детей на сеанс. Основными предметами картины стали собственная обязанность, первенство, формирование собственного потенциала в боевой карьере. У нас несколько необычный подход. Речь в данном случае идет о всемирном правительстве, столкнувшемся с проблемой внеземного проникновения. Это далеко не обычная история, когда одна страна для собственных интересов начинает ввязываться в жизнь прочих стран. Здесь нет фальшивого государственного патриотизма. Боевые в нашем кинофильме предохраняют жизнь на всей Земле.
— Каково было прийти назад в открытый космос?
— Для меня это далеко не важно. Работа остается работой. Я не имею некоторых стилевых предпочтений. Я ищу отличные истории, любопытных героев. Cовсем не имеет значения где происходит действие.
— Между съемками сцен в открытом космосе в «Звездных войнах» и «Игре Эндера» прошло очень много лет. Как значительно свежие технологии поменяли деятельность артистов?
Логично, что зрительные результаты с тех пор поменяли кинематограф. Когда мы работали над «Звездными войнами», то оставалось создавать галактические корабли из компонентов малых автомашин, ладей, поездов. Их приклеивали в единое целое, присоединяли к дубине и размахивали перед видеокамерой. И это работало. Стоило добавить несколько музыки, чтобы посетитель поверил, что большой мировой фрегат пролетает у тебя над головой. Компьютерные результаты, разумеется, существенно упрощают деятельность. Однако веселье эффектов ведет к тому, что начала стираться роль человека. За всей данной яркой зрительной иллюстрацией теряются герои. Созерцателям является не любопытно, что ощущают герои, а это важнейшая часть кинематографа. Я полагаю, что надо понимать мерку в использовании компьютерной графики, которая довольно часто стала играть не менее значительную роль, чем все другое.
— Вам понадобилось снимать сцены, когда Ваш персонаж располагается может невесомости. Это было любопытно?
— Нет, лишь очередной рабочий день. Не могу с уверенностью сказать, что это было очень захватывающе. В костюме делают пару отверстий и тебя подвешивают при помощи тросов.
— Рассказывают, что это страшно неловко.
— Да, однако это все равно лучше, чем идти на реальную деятельность. Полагаю, что несколько часов провисеть не так трудно. Нашим молодым артистам понадобилось намного труднее. Мне сделали особую помощь, чтобы я мог сохранять баланс. А детям понадобилось балансировать, безо всякой возможности уцепиться за что-то руками. Вот они, разумеется, работали серьезно.
— Каково было работать с сэром Беном Кингсли и Виолой Дэвис?
— Это был яркий опыт. Я их крайне ценю и оцениваю вероятность наконец потрудиться с ними над образованием данного кинофильма. Бен очень по-новому подходит к образованию собственных героев. Я не знал, чего ждать от его версии Мазера Рэкхэма. Виола считается отличной актрисой, с которой я также был счастлив сотрудничать.
— Трудно ли считать свежие функции, которые отвечали бы ожиданиям посетителей?
— Я всегда гляжу на то, способна ли я определять себя с персонажем… В чем будет заключаться моя работа? Способна ли я внести свежие черты в характер данного персонажа? Сам процесс перенесения богатыря со страничек сценария в настоящую жизнь мне крайне нравится. Я пытаюсь находить планы, которые вполне могут быть любопытны созерцателю, занимать его. Вне зависимости от того, впервые это происходит либо в 5-й. В «Индиане Джонсе» созерцатели очень хорошо понимают богатыря, однако любая новая часть дает возможность дополнять в историю иные слои. Так был замечен его отец, затем пришла его достаточно давно пропащая любовь.
— В «Игре Эндера» дети больше не играют на улице, однако в школах грядущего до сегодняшнего дня есть хулиганы. Когда Вам было 12, то каким малышом Вы были?
— Я повысился в городке. Однако мы играли в «Казаки-разбойники». Полагаю, что большинство детских игр сформированы на воображении. Было, что мы выдумывали какие-то истории на базе комиксов. В настоящее время воображение детей диктуется компьютерными играми. Однако у меня самого 12-летний сын, и я смотрю за его ровесниками. Они также очень много играют на улице. Взрослые пытаются урезать время, которые дети проводят за приставками, ПК либо телефонными аппаратами. Быть опекуном — самая большая обязанность. И наш кинофильм считается не только лишь методом прекрасно провести время, но также и помочь рассмотреть солидные вопросы между взрослыми и детьми.
— Собственной карьерой Вы завоевали право являться иконой современной культуры. Легендарный статус действует в Вашу пользу?
— Я не иконка. Это лишь слово. Его используют по отношению к большому триумфу определенных кинофильмов, в которых я снимался. Я не понимаю, какой резон люди инвестируют в это слово. Я думаю, что иконы стоят в углу и легко принимают общее внимание к себе. Я же просто предпочитаю работать, поэтому статус не играет для меня никакой функции.
— Со времени съемок в кинофильме «Американские граффити» прошло 4 десятилетия. Чему Вы обучились в процессе работы над той картиной?
— Это был базовый момент моей карьеры, и я обучался совершенно всему. Как себя вести камерой, как разговаривать с режиссером, как работать со сценарием… Полагаю, что процесс изучения для меня не завершается. Я пока еще пытаюсь стремиться к совершенству как артист и поступать так, чтобы истории с моим участием были любопытны созерцателю.
— С учетом картины «Джеки Робинсон» у Вас предоставился успешный год. По всей видимости, мастерская Warner Bros. выставит данный кинофильм на «Оскар». Как принципиально это будет для Вас?
— Считаю, что вынесение кинофильма на премию может завлечь энтузиазм посетителей. Я думаю, что это хорошо. Это прекрасный кинофильм, работой над которым я очень горжусь.
— Какие советы Вы могли бы предоставить юным артистам?
— Я не предпочитаю предоставлять советы. Основное в данной работе состоит в том, чтобы не сосредоточиваться на самом себе, а стараться быть открытым к партнерству. При этом не стоит забывать, что не нужно строить собственные грезы на посторонних историях. Надо применять свою эксклюзивность и осознавать собственные плюсы и минусы. Выходит 2 совета. Прежде всего, интенсивно работать и стараться быть необходимым. А во-вторых, не стараться пародировать постороннему триумфу.
«Игра Эндера» выходит на дисплеи 31 ноября.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *