Наше будущее находится в зависимости от чтения

Библиотека Простенький метод гарантировано взрастить компетентных детей — это обучить их разбирать и показать, что прочтение — это хорошее удовольствие.

Если у вас есть товарищи, которые вопрошают, для чего разбирать образную литературу, дайте им данный документ лекции Нила Геймана.

Великолепный английский беллетрист прочел отличную лекцию о помощи чтения. Главные выдержки из нее — в данном источнике.

Людям принципиально изъяснять, на чьей они стороне и отчего, и лицеприятны ли они. В каком-то смысле декларация интересов. Так вот, я намереваюсь побеседовать с вами о чтении. Я намереваюсь поведать вам, что библиотеки актуальны. Я намереваюсь допустить, что прочтение образной литературы, прочтение для наслаждения считается одной из важнейших вещей в жизни человека. Я намереваюсь со всей страстью просить людей понять, что из себя представляет библиотеки и библиотекари, и оставить оба появления.

Наше будущее находится в зависимости от чтения  

И я логично сильно лицеприятен, так как я беллетрист, создатель образных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь при помощи слов, в основном формируя вещи и записывая их. Очевидно я заинтересован, чтобы люди разбирали, чтобы люди разбирали образную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари были и содействовали любви к чтению и существованию мест, где можно разбирать.

Таким образом я лицеприятен как беллетрист. Однако я значительно больше лицеприятен как читатель.

Когда-нибудь я был в Нью-Йорке и услышал диалог о сооружении приватных тюрем — это быстро развивающаяся промышленность в Америке. Тюремная промышленность должна рассчитывать собственный грядущий рост — сколько камер им потребуется? Каково будет число помещенных через 15 лет? И они нашли, что могут предвидеть это легко, применяя простенький метод, сформированный на выборочных опросах, какой % 10 и 11-летнихне может разбирать. И, разумеется, не в состоянии разбирать для собственного наслаждения.

В данном нет непосредственной связи, трудно сказать, что в организованном сообществе нет преступности. Однако связь между условиями заметна.
Я полагаю, что наиболее элементарные из этих нитей случаются из тривиального.

Компетентные люди разбирают образную литературу.

У образной литературы есть 2 предназначения.

Прежде всего, она открывает вам связь от чтения. Охота выяснить, что произойдет далее, стремление перелицевать страничку, потребность возобновлять, даже если будет трудно, поскольку кто-то попал в неудачу, и ты должен выяснить, чем это все окончится…в данном есть реальный драйв. Это вынуждает узнавать свежие слова, размышлять иначе, возобновлять идти вперед. Находить, что прочтение само считается удовольствием. Единожды поняв это, вы на пути к регулярному чтению.

Простенький метод гарантировано взрастить компетентных детей — это обучить их разбирать и показать, что прочтение — это хорошее удовольствие. Самое элементарное — найдите книжки, которые им нравятся, дайте им доступ к таким книжкам и разрешите им прочитать их.

Нет слабых создателей для детей, если дети планируют их разбирать и разыскивают их книжки, поскольку все дети различные. Они считают необходимые им истории, и они входят внутрь этих историй. Истертая обыкновенная мысль не избита и истаскана для них. Так как малыш открывает ее в первый раз для себя. Не отвлекайте детей от чтения из-за того, что вам представляется, как будто они разбирают неверные вещи.

И 2-я вещь, которую делает образная беллетристика, — она порождает эмпатию. Когда вы глядите программу либо кинофильм, вы читайте на вещи, которые случаются с иными людьми.
Образная проза — это что-нибудь, что вы делайте из 33 букв и пригоршни символов препинания, и вы, вы 1, применяя собственное воображение, выполняете мир, населяете его и глядите вокруг посторонними глазами. Вы начинаете ощущать вещи, навещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что окружающий мир — это также вы. Вы становитесь кем-то иным, и когда вернитесь в собственный мир, то что-нибудь в вас немного поменяется.

Отзывчивость — это аппарат, который собирает людей совместно и дает возможность себя вести не как самовлюбленные одиночки.

Вы также находите в книгах что-то важнейшее для существования в нашем мире. И вот оно: миру не обязательно быть как раз подобным. Все может поменяться.

В 2007 году я был в КНР, на 1-м утвержденном партией конвенте по академической фантастике и фэнтези. В какой-нибудь момент я спросил у официального дилера властей: отчего? Так как НФ не одобрялась длительное время. Что поменялось?

Все очень просто, заявил он мне. Китайцы формировали прекрасные вещи, если им давали модели. Однако ничего они не развивали и не выдумывали сами. Они не создавали. И вследствие этого они отправили делегацию в Соединенных Штатах, в Эпл, Майкрософт, Google и допросили людей, которые выдумывали будущее, о них лично. И нашли, что те разбирали академическую фантастику, когда были парнями и девчонками.

Беллетристика может показать вам другой мир. Она может получить вас туда, где вы никогда в жизни не были. 1 раз навестив иные миры, как те, кто чувствовали магических плодов, вы никогда в жизни не можете быть целиком удовлетворены миром, в котором повысились. Раздражение — это отличная вещь. Недовольные люди могут менять и совершенствовать собственные миры, делать их лучше, делать их иными.

Другой метод разбить детскую любовь к чтению, это, разумеется, удостовериться, что рядом нет книжек. И нет мест, где дети бы могли их почитать. Мне свезло. Когда я вырастал, у меня была роскошная местная библиотека.

Наше будущее находится в зависимости от чтения

Бибилиотеки — это независимость. Независимость разбирать, независимость разговаривать.

Это формирование (которое не завершается в тот день, когда мы оставляем школу либо институт), это отдых, это пристанище и это доступ к информации.

Я полагаю, что здесь все дело в природе информации. Информация имеет стоимость, а верная информация не имеет цены. В течение всей истории населения земли мы жили в эпоху нехватки информации.

В последнее время мы отошли от нехватки информации и приблизились к перенасыщению ею. По Эрику Шмидту из Google, сейчас каждые 2 дня наша раса выполняет столько информации, сколько мы выпускали от начала нашей культуры до 2003 года. 

Это что-нибудь около 5-и эксобайтов информации в сутки, если вы обожаете числа. В настоящее время цель состоит не в том, чтобы отыскать необычный цветочек в пустыне, а в том, чтобы отыскать точное растение в тропических зарослях. Нам необходима помощь в навигации, чтобы отыскать среди данной информации то, что нам на самом деле надо.

Библиотеки — это места, куда люди идут за информацией. Книжки — это лишь вершина справочного айсберга, они находятся там, и библиотекари могут свободно и законно снабдить вас книжками. Больше детей берут книжки из библиотек, чем когда-нибудь прежде, и это различные книжки — хлопчатобумажные, электронные, аудиокниги. Однако библиотеки — это еще, к примеру, места, где люди, которые не имеют ПК либо доступа к сети-интернет, могут выходить в интернет. Это страшно принципиально в эпоху, когда мы ищем деятельность, рассылаем резюме, оформляем пенсию в сети-интернет. 
Библиотекари могут помочь этим людям ориентироваться во всем мире. Библиотеки — это ворота в будущее. Таким образом крайне жалко, что по всему свету мы видим, как региональные власти оценивают закрытие библиотек как простой метод оставить денежные средства, не осознавая, что они воруют будущее, чтобы оплатить за сегодня.
Они закрывают ворота, которые должны быть открыты. Книжки — это метод разговаривать с умершими. Это метод обучаться у тех, кого больше нет с нами. Население земли сотворило себя, развивалось, посеяло вид познаний, которые можно развивать, а не регулярно заучивать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые навечно испытали культуры и стенки, в которых они были в первый раз изложены.

Нужно сохранять библиотеки. Применять библиотеки, награждать прочих пользоваться ими, возражать против их закрытия.

Если вы не оцениваете библиотеки, означает, вы не оцениваете информацию, культуру либо премудрость.

Вы заглушаете голоса прошлого и мешаете грядущему.

Мы можем разбирать вслух нашим детям. Разбирать им то, что их утешает. Разбирать им истории, от которых мы утомились. Рассуждать на различные голоса, интересовать их и не заканчивать разбирать лишь потому, что они лично обучились это делать. Делать прочтение вслух фактором единения, временем, когда никто не смотрит в телефонные аппараты, когда искусы мира отменены в сторону. Мы можем пользоваться языком.
Расти, узнавать, что означают свежие слова и как их использовать, разговаривать ясно, рассуждать то, что мы обладаем в виду. Мы не должны стараться заледенить язык, лицедействовать, что это умершая вещь, которую надо почитать. Мы можем применять язык как жизненную вещь, которая движется, которая несет слова, которая дает возможность их значениям и произношению изменяться с течением времени.

Беллетристы — в особенности детские беллетристы — имеют обещания перед пользователями. Мы можем писать истинные вещи, что в особенности принципиально, когда мы придумываем истории о людях, которые не были, либо местах, где не были, осознавать, что аксиома — это далеко не то, что произошло действительно, но тот факт, что сообщает нам, кто мы такие. Наконец, беллетристика — это истинная неправда, кроме всего остального. Мы можем не ослаблять наших читателей, однако поступать так, чтобы они лично пожелали перелицевать следующую страничку.

Одно из самых лучших средств для тех, кто разбирает с неохотой — это история, от которой они не в состоянии отвлечься. Мы можем рассуждать нашим пользователям истину, обеспечивать их, предоставлять защиту и транслировать ту премудрость, которую мы смогли приобрести из нашего кратковременного нахождения в данном зеленом мире. Мы не должны проповедовать, разбирать лекции, запихивать готовые правды в глотки наших читателей, как птицы, которые питают собственных птенцов заранее разжеванными червями. И мы не должны никогда в жизни, ни за что на свете на свете, ни в коем случае писать для детей то, что бы нам не желалось почитать самим. 
Мы все — взрослые и дети, беллетристы и читатели — должны грезить. Мы можем придумывать. Без проблем прикинуться, что никто ничего не в состоянии поменять, что мы живем во всем мире, где сообщество громадно, а личность меньше чем ничто, атом в стенке, зернышко на рисовом поле. Однако правда заключается в том, что личности заменяют мир постоянно, личности формируют будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть иными.

Обернитесь. Я основательно. Остановитесь на время и взгляните на здание, в котором вы располагаетесь. Я хочу показать что-нибудь так явное, что его все позабыли. 

Вот оно: все, что вы замечаете, включая стенки, было в какой-нибудь момент изобретено. Кто-то принял решение, что намного легче будет сидеть на стульчике, чем на земле, и выдумал стульчик. Кому-то понадобилось разработать метод, чтобы я мог рассуждать со всем вами в Лондоне сейчас, без риска намокнуть. Данная комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в данном городке есть потому, что постоянно люди что-нибудь выдумывают.

Мы можем делать вещи отличными. Не делать мир уродливее, чем он был до нас, не разорять океаны, не транслировать наши неприятности следующим поколениям. Мы можем прибирать за собой, и не бросать наших детей во всем мире, который мы так нелепо испортили, обокрали и уродовали.

Когда-нибудь Альберта Эйнштейна спросили, как у нас есть возможность сделать наших детей разумнее. Его ответ был элементарным и разумным. Если вы желаете, чтобы ваши дети были разумны, заявил он, читайте им сказки. Если вы желаете, чтобы они были умнее, читайте им еще более сказок. Он осознавал важность чтения и воображения. Рассчитываю, что мы сможем дать нашим детям мир, где они будут разбирать, и им будут разбирать, где они будут придумывать и осознавать.

ADME

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *